Юлия Скидан, основательница проекта особенных головных уборов Golova, пятничным утром рассказала Наташе Кислюк о счастливых случайностях, личной истории, благодаря которой возник проект, и «месте силы».

***

Юля улыбается едва уловимо, говорит спокойно и негромко, после встречи я думала об ощущении загадочности образа. Картина дополнилась, когда я увидела Юлю в работе: она спокойно и уверенно руководила процессом съемки новой коллекции для своего проекта Golova. Организованы были все: от годовалого младенца, который послушно примерял шапочки и не произнёс ни единого лишнего звука, до опаздывающей девушки-фотографа – Юля оставалась совершенно невозмутимой.

Почти два года назад из личной истории вырос проект: производство головных уборов для женщин, столкнувшихся с потерей волос во время химиотерапии. Кажется, что всё в этом бизнесе очень естественно и так, как должно быть. Наша встреча происходит в Impact Hub, где у Юли только что закончились занятия по рисованию.

IMG_3251

Почему рисование

Моя работа частично связана с творчеством, поэтому я считаю рисование частью своей работы: оно дает понимание пропорций, цветов, композиции, — для меня это важно, так как у меня нет сейчас возможности ходить на какие-то специализированные курсы.

Детство у меня было достаточно творческое, но вот именно художественной школы не было. В детстве я занималась всем понемножку, но нигде долго не задерживалась. И спорт был, и танцы. Спортом я постоянно занималась. Сначала был бадминтон, но я не вышла на профессиональный уровень, потому что родители решили, что учеба важнее, потом – всегда спортзал. Во время тренировок я поняла, что у меня есть выносливость.

Выносливость помогает

Когда проект только начинался, я иногда думала: у меня не получится, это невозможно, как сделать так, чтобы все заработало? Особенно с командой. Я думала, как это – быть руководителем, чтобы тебя все слушали, всё выполняли, и ещё получали обратную связь. Сейчас я понимаю, что это не просто возможно, а что уже выстроены очень крепкие связи.

То же самое с планированием, с получением прибыли на постоянной основе, выплатой заработной платы – сначала мне это всё казалось на уровне если не фантастики, то какой-то неопределенности, а сейчас я понимаю, что надо уже следующие ступеньки искать, дальше двигаться.

Первые ступеньки

IMG_0938
Раньше я работала в рекламе и в консалтинге. Все полученные навыки мне пригодились, я вынесла из своего предыдущего опыта, что у меня хорошие организационные способности.

Изначально важно идти от себя. Я понимала, что я не офисный работник. У меня яркая индивидуальность, которую было очень сложно ломать, это мне непросто давалось, и я поняла, что в офис вернуться не смогу. Хорошо это или плохо – но надо было с этим что-то делать.

Опять же, я думаю про будущее, про семью, про детей – и прекрасно понимаю, что не смогу, не готова сидеть в офисе, зная, что могла бы быть с ребенком, гулять с собакой, готовить ужин.

Все вопросы я решала по мере их поступления. Естественно, в начале самый долгий период был – обдумывание – у меня на этот период пришлось лечение. В какой-то момент на демо-версию сайта начали поступать заказы со всей России, начала идти обратная связь, и я поняла, что надо выходить с проектом в люди и как-то социализироваться. Хаб для меня стал таким местом, где из моих собственных фантазий проект превратился в полноценный бизнес, благодаря ментору, экспертам, поддержке, программе Grow.

Ментор – это человек из бизнес-среды или из какого-то узкого направления. Например, один мой ментор работает в Роснано, а вторая девушка работает в крупном холдинге в Нью-Йорке, пишет аналитику для брендов одежды. Для меня это взгляд со стороны.

Один из тех, кто меня поддерживает – Александр Панков, он выбрал меня, когда я делала презентацию для участия в программе Grow. Он стал моим инвестором в обучении, до сих пор дает советы, которые находят отражение в моем деле. Закончилась программа, но раз в месяц я ему пишу о каких-то событиях, которые происходят в проекте, а он даёт обратную связь.

Знакомство с Impact Hub

12002557_490428364467113_3192688591195942325_oУ меня с проектом всё приходит само. Это не связано с тем, что я не прилагаю никаких усилий – я очень много делаю для того, чтобы у нас всё получалось. Но я понимаю, когда ты хорошо что-то делаешь, результат сам к тебе приходит. И с Хабом тоже так получилось: я поняла, что хватит работать из дома, надо выбираться, получить образование, потому что мне не хватало знаний. Совершенно случайно я наткнулась на информацию о Хабе в Фейсбуке. Смотрю, а их «лайкнула» моя сестра, которая мне предложила съездить к ним и познакомиться.

На следующий день мы встретились с Эндрю, и Настя Маркелова предложила мне подавать заявку на участие в Grow, на бесплатное обучение. А у меня был еще такой пунктик, что если проект нужен, то в него нужно вкладывать деньги по-минимуму, потому что всё пойдет само. И я хотела пойти на бесплатный курс. Вот этот пунктик сработал в данном случае — я пришла на обучение.

Параллельно была такая история: я понимала, что должен быть не только интернет-магазин, а что человек должен прийти померить, пощупать, потрогать шапочки и купить. Я начала думать, где их выставить. Девочка, которая мне помогала по SMM, выложила пост в моей же группе про разные charity-магазины, и первым в списке был Charity Shop. Я позвонила, подняла трубку Даша,  мы договорились встретиться.

В тот же день, когда я приехала на встречу с Дашей, собиралась в Хаб и спросила у неё: «Как они?» Она ответила: «Они крутые!»

И после этого я поехала в Хаб, встретилась с Эндрю, потом пришла Настя и пригласила меня в Grow.

Как начать свой бизнес с нуля

Просто. Я, на самом деле, авантюрист жуткий. В шапочках ничего нет сложного. Я пошла в прошлом году на курсы кройки и шитья, чтобы говорить со швеёй на одном языке. А дальше – фантазия. Это не такой сложный предмет одежды – аксессуар, головной убор, чтобы не сделать его. Понятно, что мне было проще, потому что я знала все нюансы и тонкости именно для этого типа головных уборов, потому что сама через это прошла. Я тестировала шапочки на себе и на всех своих подругах и знакомых, с которыми в тот момент проходила лечение.

Тут всё сошлось вместе: мой личный опыт, курсы кройки и шитья, плюс я работала всё-таки с профессионалами, с людьми, которые знали, как воплотить идеи. Я им давала модель, а уже на её основе мы добавляли нюансы. Всё остальное — по ходу: надо было разобраться в швейных машинках – разобралась в машинках, надо было разобраться, как сайт устроен – разобралась, надо было понять, как рекламу в Яндекс делать – разобралась. Это несложно, когда есть четкие задачи, просто надо понять, что приоритетно вот сейчас, и это, наверное, самое сложное.

У нас онлайн-магазин и пять точек продаж: Charity Shop и точки при профильных медицинских учреждениях, либо в ортопедических магазинах. Мы каждый месяц новую модель выпускаем. Я сама их придумываю, мне нравится творческий процесс, мне нравится выдумывать, ездить в магазины ткани. А раз люди покупают шапочки, значит, им тоже нравится.

Масштабы бизнеса

Я себе немного не так это представляла, все-таки думала, что это будет что-то такое с большей ёмкостью рынка, а в итоге оказалось – нет, это очень сложный и узкий рынок, выходить на него не так просто. Дело не в конкурентах, просто рынок не исследован. И покупатель не знает о таком товаре. Очень сложно договориться с медицинскими учреждениями, сделать так, чтобы товар искали, чтобы познакомить с ним. Вот тут всё немножко замедлилось. А команда, закупки оптовыми рулонами – это все соответствует моим ожиданиям.

Мой проект — это не очень интересный бизнес с точки зрения бизнес-модели. Я уже получала фидбэки, что 3 миллиона человек, которые болеют в России – это не так много для того, чтобы на этой целевой аудитории строить бизнес. Чтобы раскрутить тему, нужны большие инвестиции. Как отдельный такой маленький социальный проект, который потихонечку растёт, он может существовать.

11225359_490426611133955_3290800837467320887_o12182422_979853275407520_7925525407322047573_o

Для меня расширение бизнеса – это его устойчивость. Расширение происходит не в каких-то глобальных масштабах, а по мере возмо
жности. Раз в неделю, например, мы едем в какое-то новое место, отдаём визитки и
наши презентации, показываем головные уборы – это всё в штатном порядке. Устойчивость без развития невозможна. Просто она не делается при помощи глобальных бюджетов, либо привлечения спонсоров со стороны – это всё за счёт собственных средств и ресурсов.

Я никогда не хотела масштабный бизнес – мне нравится такой маленький «свечной заводик», меня это вполне устраивает. Мн
е нравится, что мы — маленькая сплочённая команда, мне нравится, что мы всё делаем творчески. Я понимаю, что там, где другие масштабы, там и другое отношение. Пока мне нравится так, поэтому всё так и есть.

Команда

Нас четверо, все девушки. Двое – из проекта «Мама работает»: швея и бухгалтер, молодые мамы. Бухгалтер раньше работала в банке, но вести фирмы начала с нас, мы вместе с ней учились и росли.

Также со швеёй. У неё было образование, она работала и со шляпами, и с головными уборами. Но с нами она начала полностью контролировать процесс производства: таблицы excel составлять, рассчитывать, сколько ткани уходит, тайм-менеджментом заниматься.

Ещё у нас есть операционный менеджер – девушка, которая занимается приёмом заказов, складом, логистикой. Моя помощница. Это моя соседка. Она оказалась в кризис без работы, и я ей предложила работать у меня. Так как она уже видела, что я ночами сижу шапочки перекладываю и ткани таскаю, ей стало, видимо, интересно, чем я занимаюсь. Раньше она работала в интернет-магазине. Ей, как я понимаю, нравится, раз она уже 5 месяцев c нами. Она ценный сотрудник, работает удалённо из дома полный день, и я уже не представляю себя без нее.

12755079_1030665410326306_2001601854_o

У нас все надомницы. Я понимала, что проект сможет функционировать только в таком случае. Потому что нет смысла брать машину и ехать в офис – это другой уровень затрат. И потом, было очень сложно найти людей, которые готовы так работать. Поэтому это молодые мамы: им важно и дома быть, и возможность реализоваться. Получается, что я стараюсь с каждого брать по максимуму их умений, чтобы они могли развиваться, и предлагаю им достаточно гибкие условия работы. Так что с молодыми мамами у меня складывается.

У каждого участника проекта свой рост. Это залог построения моих взаимоотношений со всеми членами команды, у меня даже такое условие: каждый что-то получает, помимо зарплаты, каждый растёт. За счёт этого сложились отношения, потому что иногда, когда я не занимаюсь ростом, они уже сами занимаются ростом, и я это очень ценю.

Ещё мы проводим благотворительные праздники — раз в квартал, иногда чаще. В основном, в НПЦ «Солнцево» – там 150 детишек проходят лечение. И у меня уже есть организатор, тоже молодая мама, она режиссирует праздники и проводит их.

Вдохновение и поддержка

У меня есть семья, которую я очень ценю и люблю. Младщая сестра всегда рядом. Я разделяю на данном этапе «я – работаю» и «я – семья». Семья – да, она мне дает силы и энергию, но она не связана никак с моей работой. С семьёй изначально было так: «Ну, о’кей, как хочешь, так и будет  – мы тебя поддержим».

Хаб – очень большая поддержка. Наверное, самая большая. Если какие-то проблемы, трудности, я сейчас в Хаб прихожу. Я не могу сказать, что к кому-то конкретно – это опять же зависит от ситуации – либо с менторами я общаюсь, либо с Настями, либо с резидентами, либо просто прихожу на кухню, с кем-нибудь поем… Отвлеклась  – и уже понимаю, что готова дальше идти. Наверное, поддержку по работе я ищу в работе.

С самого начала мне хотелось, чтобы мой проект был тем, что я сама создала на свои деньги и со своими возможностями, чтобы себе самой сказать, я – могу. И я это сделала, сейчас у меня такое состояние: «Так, а что я ещё могу?»

Отдых

С этим вообще проблема, потому что я думала  – я ленивая и вообще, может быть, я просто не сильно устаю. По пятницам – видишь – я рисую. Я гуляю с собакой утром и вечером. Как я отдыхаю? Отпуска у меня не было год. Надеюсь, сейчас получится, но вот я недавно переехала и начала жить одна. В связи с этим, мне надо выбирать: либо отдыхать, но жить с родителями, либо жить одной, но тогда отдых должен подвинуться.

Конечно, ездить куда-то каждые два месяца – это великолепно, но лучше жить так, чтобы не хотелось куда-то уезжать. Для меня это говорит о том, что у человека нет постоянства. Мне лучше дома, я лучше поеду закуплюсь вкусными продуктами  – вот такая у меня политика, чтобы мне было комфортно здесь и сейчас, нежели я когда-то поеду куда-то отдыхать.

Я уже налеталась: и в детстве, и по работе раньше. То, что я сейчас никуда не езжу – это временно. У меня сейчас есть дача, она как раз место силы. У родителей, в сосновом бору. И там настоящая сказка: дома-срубы, речка. Там можно отдохнуть, поесть – ну, мама же покормить должна, — потом надо помочь по саду, потом ты приезжаешь и включаешься тут же в хлопоты, в другой ритм жизни, а вечером все садятся телевизор смотреть, а я – рисовать. Это вообще другой мир, какой-то такой домашний.
image-db7dfd308963bc3946a7b9ded7ddcec37b71b04f68a163f313ae68887df4d8c8-V

Планы на будущее

Через пять лет, я думаю, проект будет. Я хочу, чтобы он был представлен в регионах, чтобы о нём знали, и наверное, чтобы это был, всё-таки, проект-монополист. При этом абсолютно неважен масштаб офиса или склада.

Я бы хотела, чтобы он остался социальным, но на его основе был создан проект, рассчитанный на более широкую аудиторию. Вот, например, сейчас я думаю про новый детский проект. Мне хотелось бы немножко отойти от моей жизненной ситуации и не всё строить на личной истории, а идти уже в жизнь, производить что-то для всех. Я считаю, что любой бизнес – социальный. Любой грамотный бизнес строится на потребностях людей, на их нуждах. Если ты думаешь о людях, то уже это социальный бизнес.

Я понимаю, что если я любой другой бизнес начну, он будет и про бизнес, и про людей. Сейчас я удовлетворяю потребности очень маленького числа людей, а буду работать для бОльшей аудитории. Для меня главное – творчество.

 

С Юлей беседовала Наталия Кислюк